ЖИВЫ БУДЕМ – НЕ ПОМРЕМ! - Страница 4 - Форум
Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 22.01.2017, 04:43
Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 9«12345689»
Модератор форума: KVN, varsash2007 
Форум » РАЗГОВОРЫ НА ЛЮБЫЕ ТЕМЫ » За пределами татами » ЖИВЫ БУДЕМ – НЕ ПОМРЕМ!
ЖИВЫ БУДЕМ – НЕ ПОМРЕМ!
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 01:01 | Сообщение # 31
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Когда раздалось спокойное:
– Поливанов.
– Я! – сипло выдавил Саша: его уже колотило; лямки давили плечи, терли между ног; он вспомнил мальчишек в парашютном классе и понял, что парашют может быть уложен небрежно, так, что не раскроется, и запасной не лучше.
Еще можно было сказать, что он плохо себя чувствует, что он не готов, что он не Поливанов!..
– Напра-во!
- «Уж лучше – сразу!» – отчаянно подумал он, спотыкаясь на лесенке.
Негромко ревущий «Ан» подпрыгнул и пошел вверх, казалось, почти без разбега.
Лег на крыло – и далеко поплыли постройки и ряд самолетиков, а дальше, за пространством леса и полей, открывалась затуманенная сероватой желтизной панорама Ленинграда.
Саша, вывертывая шею, прилип носом к иллюминатору, чувствуя коленом сидящего рядом Звягина.
Над пилотской кабиной зажглась лампочка и загудел зуммер.
Инструктор проверил крепления вытяжных карабинов на тяге и открыл дверь.
Туго зашелестел в проеме осязаемый, плотный ветер.
Лица у всех напряглись.
- «Уже?!
Сейчас…
Прямо…
Кто первый?
Я ведь ни разу…»
– Поливанов!
Вдруг скомандовал инструктор резко.


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 01:06 | Сообщение # 32
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Саша вдруг одеревенел, тело стало чужим, он словно наблюдал со стороны: вот встал с дюралевой скамейки, негнущиеся ноги сделали четыре маленьких шага до дверцы, вот повернулся к свистящему проему, уперся руками в верхний край, оглянулся на инструктора.
Хотел независимо улыбнуться, но только скривился.
– Па-шел! – закричал инструктор, весело щерясь.
Вниз смотреть не надо было, Саша знал, но взглянул, и тотчас возникло ощущение кошмарного сна, нереальности, подкатила кислая слюна, качнуло головокружение…
– Не трогай! – предостерегающе крикнул Звягин инструктору, собиравшемуся сноровисто выпихнуть новичка, как и водится в таких случаях.
Пусть сам!
– Сам! – заорал он, встав рядом с Сашей, сжав жесткой рукой его лицо и тряся.
– Ну – делай шаг!
Саша шагнул одной ногой на порог, невольно зажмурился, оттолкнулся, опуская руки, – и стал падать в бесконечную бездну!..
Обожгло холодом, ударило, швырнуло, исчезла ориентация, сознание угасло, холодным комком провалилось в живот и остановилось сердце.
Через миг – через вечность резко рвануло бедра и подмышки лямками подвески, мощно хлопнул наверху раскрывшийся купол, – и только тогда он вспомнил: раскинуть руки-ноги крестом, не прогибаться, голову поднять…


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 01:09 | Сообщение # 33
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Но ужас и счастье уже слились воедино, остро и пьяняще: он плыл под парашютом между синим небом и зеленой землей. Сердце колотилось бешено, перехваченное горло отпустило, он вдохнул порывисто, со всхлипом.
Задышал ровнее.
Осторожно, боясь нарушить свое положение, повернул голову влево-вправо: мир был огромен и раскрыт до дальних пределов.
Лишь холодный ветер снизу, слезящий глаза, свидетельствовал о движении.
Переполняло такое ощущение полноты бытия, которого он не испытывал никогда в жизни.
Вобрав покалывающего воздуха, Саша неожиданно для себя запел-заорал «Коробушку»!..
Далеко внизу белел посадочный крест.
Земля оказалась совсем рядом – полетела навстречу стремительно.
Густо и тепло ударили земные запахи – прогретой почвы, трав, набухших почек, бензина.
«Ноги вместе, напряжены и чуть согнуты в коленях, приземление на всю ступню!»
Земля подскочила вверх.
Удар произошел несильный – он успел разочарованно удивиться, – но ноги подогнулись, он сложился на корточки и тогда – как учил Звягин – повалился на бок.
Его куда-то потащило – забыл, что надо гасить купол, да и не сумел бы, – но уже подбежали к нему, потянули стропы, отстегнули лямки, поставили на ноги, похлопали, тиснули:
– Молодец!
Ну – как?
– Ага, – невпопад ответил он, глупо и блаженно улыбаясь.
Он плохо соображал, его качало.
День сиял, как сон.


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 01:12 | Сообщение # 34
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Только в стучащем, привычном вагоне метро Саша недоуменно вытаращился на Звягина:
– Леонид Борисович!
Как же… я прыгнул первый – а в-вы меня в-внизу встретили… в-ведь вы меня подняли?!
– А я обогнал тебя в воздухе, – засмеялся Звягин.
– Затяжным летел, понимаешь?
«Полученного заряда ему хватит на сутки. А потом…»
А на следующий вечер позвонила Рита.
Саша снял трубку – и услышал голос…
Пространство поплыло волнами, как мираж, и зазвенело тонким хрустальным звоном.
Все эти долгие годы он в глубине души ждал, мечтал, в самые черные часы находил прибежище в грезе: зазвонит телефон – и это окажется Рита.
Этого не могло быть, но это случилось.
– Не ждал? – тихо спросил голос из семилетней дали, из юности, из надежд.
– Нет, – сказал Саша.
– Ждал, – сказал он.
– Я увидела тебя вчера в метро.
Ты был такой счастливый, прямо светился…
А ты меня не заметил…
– Ты, – сказал он.
– Это ты…
– Ну, как живешь? – спросила она, так же, как спрашивала всегда, когда он сходил с ума, ожидая ее звонка.
– Хорошо, – сказал он, проглатывая комок в горле.
Снял телефон со столика в коридоре и, путаясь в разматывающемся проводе, понес в свою комнату, закрыл дверь.
– А ты как живешь?
Голос в трубке помолчал и ответил:
– Плохо…


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 01:15 | Сообщение # 35
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
И это «плохо» вызвало в нем радость и боль одновременно: боль, потому что Рита (его Рита…) живет плохо, – и радость, потому что и она, через столько лет, несчастлива без него.
– Радуешься? – спросила Рита.
– Чему? – ответил он.
– О чем ты…
Как ты, расскажи…
– Так… Окончила институт, осталась в Ленинграде, работаю…
Он не решался спросить.
– Ты, наверное, женился, – сказала она.
– Нет, – сказал он.
– А я разошлась, – сказала Рита.
– Почти сразу…
Раздались короткие предупреждающие гудки автомата.
– Подожди, еще монетку брошу, – сказала она.
– Я могу тебя увидеть? – спросил он.
– Если хочешь.
– Если б не хотела – не позвонила бы, наверное.
– Где ты? – спросил он сорвавшимся голосом.
– Я сейчас приеду.
Ты где?..
– Уже поздно, – сказала она.
– Завтра.
Я очень хочу тебя видеть, слышишь?
Ты придешь?
Завтра в шесть, у метро «Балтийская»?
Он так и сидел с трубкой в руке, пока часы не уронили одиннадцать тяжелых бронзовых ударов.
До встречи оставалось прожить девятнадцать часов.
…В двух случаях людям нечего сказать друг другу: когда они расставались так ненадолго, что ничего не успело произойти, – и когда разлука так затянулась, что изменилось все, в том числе и они сами, – и говорить уже не о чем.


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 01:19 | Сообщение # 36
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Саша увидел, как она выходит с толпой из метро – вороная прядь, быстрая улыбка: она была та же самая, она не изменилась, она пришла.
Он удивился своему спокойствию, только вдруг вылетели из головы все приготовленные слова – он не знал, что сказать, стоял и смотрел, пока она не протянула ему руку.
Он взял эту руку, помедлил отпускать, смотрел неотрывно, словно зрение насыщалось за все те семь лет, что минули.
Она что-то говорила, он что-то отвечал, ничего не понимая.
Он только сознавал, что это она, рядом, оказалось, что они куда-то идут, и она держит его под руку, и он сквозь одежду ощущает тепло ее руки, а потом они очутились за столиком и официантка принесла кофе, и вдруг сразу наступил вечер, звук шагов рикошетировал от каменных стен узкой улочки, он споткнулся на лестнице, больно ударился лодыжкой, и увидел себя в маленькой комнате, свеча дважды отражалась в черном окне, скрипнул под ногой пол, а в углу дивана умостилась с ногами Рита, так, как она всегда любила сидеть, это была она, в том самом норвежском свитере.
И постепенно до него стал доходить смысл звучащих слов.
– Помнишь – ты говорил, что это ошибка; что тоска сгрызет меня; что я пойму, что ты значишь для меня, но будет поздно; что я буду каяться…
Да: я каялась, и тоска грызла меня, и часто казалось, что-то самое главное внутри она сгрызла.
– Почему же ты не пришла… не позвонила?..
– Это была для меня прошлая жизнь, в которой осталась другая я – лучше, моложе, чище.
Разбитого не склеишь.
Мне было очень плохо, и некуда деваться, и не могла я прийти за милостыней к тому, кому испортила жизнь.
Что, просить прощения?
Ненавижу…
– Тебе не за что просить прощения.
Человек не виноват в том, что он чувствует…
Если я был тебе хоть на миг нужен…


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 22:59 | Сообщение # 37
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
– Ты был мне очень нужен. Один ты. Может быть, именно поэтому я не приходила раньше. Я помню все, все-все, что у нас было… Я никого не знала лучше тебя. И ни для кого я столько не значила, никто не понимал меня так, как ты, не умел угадать, о чем я думаю, и рассмешить, когда грустно. Мне было хорошо с тобой. Но я была девчонкой и не знала цену тому, что имела. А когда узнала, было уже поздно. В жизни всегда так… А ты забыл меня. Я была уверена, что ты давно женился…
– Ты знала, что я никогда не смогу забыть тебя. Я думал о тебе все время… Ты знала, что я не могу жениться на другой.
– Ты совсем ребенок…
– Нет. В разлуке с любимыми старятся быстро.
– А мне ведь часто хотелось, чтобы ты… Я мечтала, что ты сам меня найдешь – и ненавидела за то, что ты смирился, как нюня, где-то там горюешь себе в тряпочку, когда мне плохо и я нуждаюсь в тебе. В твоей поддержке. В поддержке мужчины, понимаешь?
– Прости. Я идиот. Я ничтожество.
– Не надо. Не принимай мои слова близко к сердцу. Это я со зла… Оттого, что много выстрадала… Оттого, что мучила тебя, а сама была во всем виновата, и осталась у разбитого корыта…
Горящая свеча становилась все короче, и пропасть прошедших семи лет все сужалась между ними, и края сомкнулись, когда он услышал свой голос, произносящий сквозь все эти годы:
– Я люблю тебя, Ритка…
И обожгло ее дыхание, оглушил шепот:
– Я не хочу больше терять тебя, слышишь, Сашка… Я умру, если потеряю тебя еще раз, слышишь?..


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 23:02 | Сообщение # 38
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
И он не знал, говорит это, или ему только кажется:
– Как я мог жить без тебя, Ритка… Как я мог без тебя жить.
Простучали во дворе шаги, взвыл кот, звякнуло стекло.
– Только не надо торопиться, – сказала она.
– Мы не должны торопиться… Я должна привыкнуть к тебе, слышишь. У нас еще все будет, у нас все впереди, слышишь?..
– Да, – отвечал он.
– Да. Да. Как тебе лучше. Тебе. Да. Да.
И только невесть где в темной улице, забыв о закрытом метро, он вдруг остановился – как налетел на препятствие: цыганка нагадала правду!!
Вдохновенный восторг охватил его: судьба, везение, фортуна вмешалась в его жизнь!
Он же всегда знал, чувствовал, он верил, что произойдет какое-то чудо – и все станет хорошо!
Тот, кто сделал это чудо, потратил неделю.
Каждый день (кроме выходных, на которые он и поменял два своих суточных дежурства) Звягин ждал в четверть шестого у подъезда проектного института на проспекте Огородникова.
Оглядывались выходящие, появлялась тихая молодая женщина – тихая той неброской женственностью, которая особенно неотразимо действует на два противоположных типа мужчин, – на отъявленных авантюристов и робких мечтателей (возможно, потому, что вторые – те же авантюристы, но лишь в мечтах?..).
Женщина замечала его, вороная прядь вздрагивала, углы губ бессильно опускались: положение ее становилось невыносимым.


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 23:04 | Сообщение # 39
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
– Речь идет о человеческой жизни, – с тяжестью танка давил Звягин.
– От вас не требуется ничего невозможного. Только позвонить ему, встретиться, провести один-два вечера.
– Где? Как? О чем вы?
– Я все объяснял. Комната есть. Что сказать ему – знаете.
– Я замужем, – привычно и устало отвечала она, – у меня ребенок. У меня свой дом, своя жизнь…
– Каждый из нас в ответе за того, кто его любит.
– Разве это поможет?.. – безнадежно говорила она.
– Поможет! – гвоздил Звягин.
– Неужели так трудно: несколько ваших вечеров – и вся его жизнь?! Ну представьте себе: если б вы были санитаркой и надо вытащить раненого с поля боя – неужели бы вы дезертировали?
– Как вы можете сравнивать?!
– Очень просто. Там вам грозила бы смерть – а здесь вы не рискуете ни чем. Неужели мирное время дает больше поводов для равнодушия к человеческой жизни?
Они ехали через весь город. Она слушала измученно.


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
ВладимирДата: Суббота, 10.12.2016, 23:05 | Сообщение # 40
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 6091
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
– Вы никогда не простите себе его смерти. Не простите себе равнодушия, эгоизма и бессердечия к умирающему, который не задумываясь отдал бы за вас жизнь.
– Но где вы слышали о таких… диких, невозможных спектаклях?! – восклицала она.
– Что, что конкретно – невозможно из того, о чем я прошу?
Они сходили с трамвая, вместе с ней Звягин заходил в магазин и нес ее сумку с продуктами до угла.
– В каждой женщине должна жить сестра милосердия, неужели вы не можете несколько вечеров в жизни побыть ею – с тем, кто любит вас и смертельно болен?
– Да что ж это за сводничество!..
– Она выхватывала у него сумку и почти убегала к своему дому.
Назавтра все повторялось.
Очевидная для Риты абсурдность плана Звягина сменялась сознанием его высшей – принципиальной – правоты…
– Но у меня муж!
– Он мужчина. Он поймет. Если он вас любит – поймет и другого, который вас тоже любит.
– Он меня страшно ревнует!


Если надо пройти по канату сто метров, то даже пройденные девяносто девять ничего не значат.
Здесь всё решает последний сантиметр!
 
Форум » РАЗГОВОРЫ НА ЛЮБЫЕ ТЕМЫ » За пределами татами » ЖИВЫ БУДЕМ – НЕ ПОМРЕМ!
Страница 4 из 9«12345689»
Поиск: