Гений одной ночи (Стефан Цвейг) - Форум
Приветствую Вас Гость!
Четверг, 23.02.2017, 15:05
Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: KVN 
Форум » АРХИВ » Архив других тем » Другое » Гений одной ночи (Стефан Цвейг) (Психологическая подготовка)
Гений одной ночи (Стефан Цвейг)
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 08:43 | Сообщение # 1
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
1792 год.
Уже целых два — уже три месяца не может Национальное собрание решить вопрос: мир или война против австрийского императора и прусского короля.
Сам Людовик XVI пребывает в нерешительности: он понимает, какую опасность несет ему победа революционных сил, но понимает он и опасность их поражения.
Нет единого мнения и у партий.
Жирондисты, желая удержать в своих руках власть, рвутся к войне; якобинцы с Робеспьером, стремясь стать у власти, борются за мир. Напряжение с каждым днем возрастает: газеты вопят, в клубах идут бесконечные споры, все неистовей роятся слухи, и все сильней и сильней распаляется благодаря им общественное мнение.
И потому, когда 20 апреля король Франции объявляет наконец войну, все невольно испытывают облегчение, как бывает при разрешении любого трудного вопроса.
Все эти бесконечные долгие недели над Парижем тяготела давящая душу грозовая атмосфера, но еще напряженнее, еще тягостнее возбуждение, царящее в пограничных городах.
Ко всем бивакам уже подтянуты войска, в каждой деревне, в каждом городе снаряжаются добровольческие дружины и отряды. Национальной гвардии; повсюду возводятся укрепления, и прежде всего в Эльзасе, где знают, что на долю этого маленького клочка французской земли, как всегда в боях между Францией и Германией, выпадет первое, решающее сражение.
Здесь, на берегу Рейна, враг, противник — это не отвлеченное, расплывчатое понятие, не риторическая фигура, как в Париже, а сама ощутимая, зримая действительность; с предмостного укрепления — башни собора — можно невооруженным глазом различить приближающиеся прусские полки.
По ночам над холодно сверкающей в лунном свете рекой ветер несет с того берега сигналы вражеского горна, бряцанье оружия, грохот пушечных лафетов.
И каждый знает: единое слово, один королевский декрет — и жерла прусских орудий извергнут гром и пламя, и возобновится тысячелетняя борьба Германии с Францией, на сей раз во имя новой свободы, с одной стороны; и во имя сохранения старого порядка — с другой.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 08:46 | Сообщение # 2
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
И потому столь знаменателен день 25 апреля 1792 года, когда военная эстафета доставила из Парижа в Страсбург сообщение о том, что Франция объявила войну.
Тотчас же из всех домов и переулков хлынули потоки возбужденных людей; торжественно, полк за полком, проследовал для последнего смотра на главную площадь весь городской гарнизон.
Там его ожидает уже мэр Страсбурга Дитрих с трехцветной перевязью через плечо и трехцветной кокардой на шляпе, которой он размахивает, приветствуя дефилирующие войска.
Фанфары и барабанная дробь призывают к тишине, и Дитрих громко зачитывает составленную на французском и немецком языках декларацию, он читает ее на всех площадях.
И едва умолкают последние слова, полковой оркестр играет первый из маршей революции — Карманьолу.
Это, собственно, даже не марш, а задорная, вызывающе -насмешливая танцевальная песенка, но мерный звякающий шаг придает ей ритм походного марша.
Толпа снова растекается по домам и переулкам, повсюду разнося охвативший ее энтузиазм; в кафе, в клубах произносят зажигательные речи и раздают прокламации.
«К оружию, граждане!
Вперед, сыны отчизны!
Мы никогда не склоним выи!»
Такими и подобными призывами начинаются все речи и прокламации, и повсюду, во всех речах, во всех газетах, на всех плакатах, устами всех граждан повторяются эти боевые, звучные лозунги:
«К оружию, граждане!
Дрожите, коронованные тираны!
Вперед, свобода дорогая!»
И слыша эти пламенные слова, ликующие толпы снова и снова подхватывают их.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 08:50 | Сообщение # 3
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
При объявлении войны на площадях и улицах всегда ликует толпа; но в эти нее часы всеобщего ликования слышны и другие, осторожные голоса; объявление войны пробуждает страх и заботу, которые, однако, притаились в робком молчании либо шепчут чуть слышно по темным углам.
Всегда и повсюду есть матери; а не убьют ли чужие солдаты моего сына? — думают они; везде есть крестьяне, которым дороги их домишки, земля, имущество, скот, урожаи; так не будут ли их жилища разграблены, а нивы истоптаны озверелыми полчищами?
Не будут ли напитаны кровью их пашни?
Но мэр города Страсбурга, барон Фридрих Дитрих, хотя он и аристократ, как лучшие представители французской аристократии, всей душою предан делу новой свободы; он желает слышать лишь громкие, уверенно звучащие голоса надежды, и потому он превращает день объявления войны в народный праздник.
С трехцветной перевязью через плечо спешит он с собрания на собрание, воодушевляя народ.
Он приказывает раздать выступающим в поход солдатам вино и дополнительные пайки, а вечером устраивает в своем просторном особняке на Плас де Бройльи прощальный вечер для генералов, офицеров и высших административных лиц, и царящее на нем воодушевление заранее превращает его в празднество победы. Генералы, как вообще все генералы на свете, твердо уверены в том, что победят; они играют на этом вечере роль почетных председателей, а молодые офицеры, которые видят в войне весь смысл своей жизни, свободно делятся мнениями, так и подзадоривая друг друга.
Они размахивают шпагами, обнимаются, провозглашают тосты и, подогретые добрым вином, произносят все более и более пылкие речи.
И в речах этих вновь повторяются зажигательные лозунги газет и прокламаций:
«К оружию, граждане!
Вперед, плечом к плечу!
Пусть дрожат коронованные тираны, пронесем наши знамена над Европой!
Священна к родине любовь!»
Весь народ, вся страна, сплоченная верой в победу, общим стремлением бороться за свободу, жаждет в такие моменты слиться воедино.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 08:51 | Сообщение # 4
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
И вот в разгар речей и тостов барон Дитрих обращается к сидящему возле него молоденькому капитану инженерных войск по имени Руже.
Он вспомнил, что этот славный — не то чтобы красавец, но весьма симпатичный офицерик — полгода тому назад написал в честь провозглашения конституции неплохой гимн свободе, тогда же переложенный для оркестра полковым музыкантом Плейелем. Вещица оказалась мелодичной, военная хоровая капелла разучила ее, и она была успешно исполнена в сопровождении оркестра на главной площади города.
Не устроить ли такое же торжество и по случаю объявления войны и выступления войск в поход?
Барон Дитрих небрежным тоном, как обычно просят добрых знакомых о каком-нибудь пустячном одолжении, спрашивает капитана Руже (кстати говоря, этот капитан без каких бы то ни было оснований присвоил дворянский титул и носит фамилию Руже де Лиль), не воспользуется ли он патриотическим подъемом, чтобы сочинить походную песню для Рейнской армии, которая завтра уходит сражаться с врагом.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 08:54 | Сообщение # 5
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Руже — маленький, скромный человек он: никогда не мнил себя великим художником — стихи его никто не печатает, а оперы отвергают все театры, но он знает, что стихи на случай ему удаются. Желая угодить высокому должностному лицу и другу, он соглашается.
Хорошо, он попробует.
— Браво, Руже!
— Сидящий напротив генерал пьет за его здоровье и велит, как только песня будет готова, тотчас же прислать ее на поле сражения — пусть это будет что-нибудь вроде окрыляющего шаг патриотического марша.
Рейнской армии в самом деле нужна такая песня.
Между тем кто-то уже произносит новую речь.
Снова тосты, звон бокалов, шум.
Могучая волна всеобщего воодушевления поглотила случайный краткий разговор.
Все восторженней и громче звучат голоса, все более бурной становится пирушка, и лишь далеко за полночь покидают гости дом мэра.
Глубокая ночь.
Кончился столь знаменательный для Страсбурга день 25 апреля, день объявления войны, — вернее, уже наступило 26 апреля.
Все дома окутаны мраком, но мрак обманчив — в нем нет ночного покоя, город возбужден.
Солдаты в казармах готовятся к походу, а во многих домах с закрытыми ставнями более осторожные из граждан, быть может, уже собирают пожитки, готовясь к бегству.
По улицам маршируют взводы пехотинцев; то проскачет, цокая копытами, конный вестовой, то прогрохочут по мостовой пушки, и все время раздается монотонная перекличка часовых.
Враг слишком близок: слишком взволнована и встревожена душа города, чтобы он мог уснуть в столь решающие мгновения.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 08:57 | Сообщение # 6
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Необычайно взволнован и Руже, добравшийся наконец по винтовой лестнице до скромной своей комнатушки в доме 126 на Гранд Рю.
Он не забыл обещания поскорей сочинить для Рейнской армии походный марш.
Он беспокойно расхаживает из угла в угол по тесной комнате.
Как начать?
Как начать?
В ушах его все еще звучит хаотическая смесь пламенных воззваний, речей, тостов.
«К оружию, граждане!..
Вперед, сыны свободы!..
Раздавим черную силу тирании!..»
Но вспоминаются ему и другие, подслушанные мимоходом слова: то голоса женщин, дрожащих за жизнь сыновей, голоса крестьян, боящихся, что поля их будут растоптаны вражескими полчищами и политы кровью.
Он берет перо и почти бессознательно записывает первые две строки; это лишь отзвук, эхо, повторение слышанных им воззваний:
Вперед, сыны отчизны милой!
Мгновенье славы настает!


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 09:00 | Сообщение # 7
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Он перечитывает и сам удивляется: как раз то, что нужно.
Начало есть.
Теперь подобрать бы подходящий ритм, мелодию.
Руже вынимает из шкафа скрипку и проводит смычком по струнам.
И — о чудо! — с первых же тактов ему удается найти мотив.
Он снова хватается за перо и пишет, увлекаемый все дальше какой-то внезапно овладевшей им неведомой силой.
И вдруг все приходит в гармонию: все порожденные этим днем чувства, все слышанные на улице и банкете слова, ненависть к тиранам, тревога за родину, вера в победу, любовь к свободе.
Ему даже не приходится сочинять, придумывать, он лишь рифмует, облекает в ритм мелодии переходившие сегодня, в этот знаменательный день, из уст в уста слова, и он выразил, пропел, рассказал в своей песне все, что перечувствовал в тот день весь французский народ.
Не надо ему сочинять и мелодию, сквозь закрытые ставни в комнату проникает ритм улицы, ритм этой тревожной ночи, гневный и вызывающий; его отбивают шаги марширующих солдат, грохот пушечных лафетов.
Быть может, и слышит-то его не сам он, Руже, чутким своим слухом, а дух времени, на одну только ночь вселившийся в бренную оболочку человека, ловит этот ритм.
Все покорнее подчиняется мелодия ликующему и словно молотом отбиваемому такту, который выстукивает сердце всего французского народа.
Словно под чью-то диктовку, поспешнее и поспешнее записывает Руже слова и ноты — он охвачен бурным порывом, какого доселе не ведала его мелкая мещанская душа.
Вся экзальтация, все вдохновение, не присущие ему, нет, а лишь чудесно завладевшие его душой, сосредоточились в единой точке и могучим взрывом вознесли жалкого дилетанта на колоссальную высоту над его скромным дарованием, словно яркую, сверкающую ракету метнули до самых звезд.
На одну только ночь суждено капитану Руже де Лилю стать братом бессмертных; первые две строки песни, составленные из готовых фраз, из лозунгов, почерпнутых на улице и в газетах, дают толчок творческой мысли, и вот появляется строфа, слова которой столь же вечны и непреходящи, как и мелодия:
Вперед, плечом к плечу шагая!
Священна к родине любовь.
Вперед, свобода дорогая,
Одушевляй нас вновь и вновь.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 09:04 | Сообщение # 8
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Еще несколько строк — и бессмертная песня, рожденная единым порывом вдохновения, в совершенстве сочетающая слова и мелодию, закончена до рассвета.
Руже гасит свечу и бросается на постель.
Какая-то сила, он и сам не знает какая, вознесла его до неведомых ему высот духовного озарения, а теперь та же сила повергла в тупое изнеможение.
Он спит непробудным сном, похожим на смерть.
Да так оно и есть: в нем снова умер творец, поэт, гений.
Но зато на столе, целиком отделившись от спящего, который создал в порыве истинно святого вдохновения это чудо, лежит законченный труд.
Едва ли за всю долгую историю человечества был другой случай, когда бы слова и звуки столь же быстро и одновременно стали песней.
Но вот колокола древнего собора возвещают, как и всегда, наступление утра.
Время от времени ветер доносит с того берега Рейна звуки залпов — началась первая перестрелка.
Руже просыпается, с трудом выбираясь из глубин мертвого сна.
Он смутно чувствует: что-то произошло, произошло с ним, оставив по себе только слабое воспоминание.
И вдруг он замечает на столе исписанный листок.
Стихи?
Но когда же я их сочинил?
Музыка?
Ноты, набросанные моей рукой?
Но когда же я это написал?
Ах, да!
Обещанная вчера другу Дитриху походная песня для Рейнской армии!
Руже пробегает глазами стихи, мычит про себя мотив.
Но, как всякий автор только что созданного произведения, чувствует лишь полную неуверенность.
Рядом с ним живет его товарищ по полку.
Руже спешит показать и спеть ему свою песню.
Тому нравится, он предлагает лишь несколько небольших поправок. Эта первая похвала вселяет в Руже уверенность.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 09:07 | Сообщение # 9
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Сгорая от авторского нетерпения и гордясь, что так быстро выполнил обещанное, он мчится к мэру и застает Дитриха на утренней прогулке; расхаживая по саду, он сочиняет новую речь.
Как!
Уже готово?
Ну что ж, послушаем.
Оба идут в гостиную; Дитрих садится за клавесин, Руже поет. Привлеченная необычной в столь ранний час музыкой, приходит супруга мэра.
Она обещает переписать песенку, размножить ее и, как истая музыкантша, вызывается написать аккомпанемент, чтобы сегодня же вечером можно было исполнить эту новую песню, вместе со многими другими, перед друзьями дома.
Мэр, который гордится своим довольно приятным тенорком, берется выучить ее наизусть; и вот 26 апреля, то есть вечером того же дня, на заре которого были написаны слова и музыка песни, она впервые исполняется в гостиной мэра города Страсбурга перед случайными слушателями.


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
ВладимирДата: Суббота, 17.09.2016, 09:09 | Сообщение # 10
Шрамы напоминают, что прошлое - реально!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5506
Награды: 10
Репутация: 2
Статус: Offline
Вероятно, слушатели дружески аплодировали автору и не скупились на любезные комплименты.
Но, разумеется, ни у кого из гостей особняка на главной площади Страсбурга не мелькнуло даже малейшего предчувствия, что в их бренный мир впорхнула на незримых крылах бессмертная мелодия. Редко случается, чтобы современники великих людей и великих творений сразу же постигали все их значение; примером может служить письмо супруги мэра своему брату, где это свершившееся чудо гениальности низведено до уровня банального эпизода из светской жизни:
- «Ты же знаешь, мы часто принимаем гостей, и поэтому, чтобы внести разнообразие в наши вечера, вечно приходится что-то придумывать.
Вот мужу и пришла мысль заказать песню по случаю объявления войны.
Некий Руже де Лиль, капитан инженерного корпуса, славный молодой человек, поэт и композитор, очень быстро сочинил слова и музыку походной песни.
Муле, у которого приятный тенор, тут же спел ее, песенка очень мила, в ней есть что-то своеобразное.
Это Глюк, только гораздо лучше и живее.
Пригодился и мой талант: я сделала оркестровку и написала партитуру для клавира и других инструментов, так что на мою долю выпало немало труда.
Вечером песня была исполнена у нас в гостиной к большому удовольствию всех присутствующих».


Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать весь этот Ваш бред...
 
Форум » АРХИВ » Архив других тем » Другое » Гений одной ночи (Стефан Цвейг) (Психологическая подготовка)
Страница 1 из 3123»
Поиск: